Информация о ребенке

История ребенка

«Носить футболку, ездить на коляске и чувствовать себя человеком»: Светлане нужна реабилитация

Светлана говорит, что не почувствовала, как в неё попала пуля. Она даже не слышала звук выстрела. Она помнит только ужас в глазах сына и пистолет в его руке. Дане было 15, столько же, сколько её воспитанникам в интернате.

«Трудные» дети

Мама Светланы отработала в интернате 40 лет. После института туда устроилась и Света. Она, конечно, знала, что её ждёт, потому что не раз приходила помогать матери. Молодая девушка и тридцать подростков с поломанной психикой.

Тот первый выпуск Светлана помнит до сих пор. Как первые полгода она постоянно плакала. Мальчики, которые были на две головы выше своего воспитателя, каждый день устраивали ей «проверки», саботируя уроки и нарушая правила. Но она знала, куда шла. Знала, что пережили эти дети, оставшиеся без семьи. Вскоре она нашла к подросткам подход.

Света сама осталась без мужа в 20 лет, когда её ребёнку было 7 месяцев. Мужчина оказался не готов к отцовству и ушёл. Так и тянула сама: сына, работу, быт. О том, чтобы бросить воспитанников не было и мысли. Света их любила и любит до сих пор. А со многими она на связи много лет. Как, например, с Андрюшей. Света называет его самым сложным случаем. Алкоголь, драки, хамство. «Что ты мне рассказываешь? Мне мать с 10 лет наливала!» — попробуй справься с таким вызовом.

— Что с ним было делать? На уроках замечания, с учителями конфликт. Пытался резать вены. — рассказывает Светлана. – Однажды я уже в каком-то отчаянии сказала: «Сынок, ну, хватит уже, дай мне немного времени». Назвала его сыном, а он так глянул на меня исподлобья, но промолчал. А потом как будто пришёл в себя.

Андрей давно живёт в Москве, у него своя семья. «Мать, ну ты как? Чем помочь?» — так начинаются их телефонные разговоры. Светлана рада, что у Андрюши всё сложилось хорошо. Она мечтает снова выйти на работу и помогать таким же мальчишкам выкарабкиваться. Свету в интернате ждут. Обещали выделить ей кабинет на первом этаже и оборудовать пандус.

На виду и без присмотра

Когда в жизни Светы впервые за пятнадцать лет появился мужчина, казалось, что вот оно — счастье. Стабильность, крепкое плечо. Тем более он поладил с её сыном. В ДНР уже тогда было неспокойно, а мужчина — военный. Надёжный, сильный, смелый. Разве могла она подумать, чем всё закончится в итоге?

Это случилось два года назад. Он оставил оружие на столе. Всегда внимательный и осторожный, мужчина замешкался всего на пару минут, пока собирался по срочному вызову. Это был первый и единственный раз, когда пистолет остался на виду и без присмотра. Даня, который много раз просил посмотреть оружие, не смог сдержаться. Пока никто не видит, подросток потихоньку достал пистолет из кобуры. Только подержать, всего пару секунд. И тут в комнату зашла Светлана. От неожиданности парень случайно нажал на курок. Обойма была пуста, пистолет не заряжен, но один патрон остался в патроннике. Этого хватило. Пуля попала в челюсть и застряла в районе четвёртого шейного позвонка.

— Боли я не помню, было страшно оттого, что я не могла ни пошевелиться, ни потрогать себя. Потом я очнулась в больнице.

«Ты встанешь, мама»

Местным врачам удалось извлечь пулю. Они сделали рентген — никакого другого оборудования в больнице не было — сказали, что всё хорошо: позвонки целые, просто контузия, как у боксёра, и через 3-4 дня Света сможет ходить. Тамаре Ивановне, маме Светы, что-то подсказывало, что просто сидеть и ждать нельзя. Она повезла дочь в Донецк, по пути сделав ей КТ. Исследование показало, что четвёртый позвонок рассыпался полностью, пятый был повреждён. Тамара Ивановна буквально умоляла нейрохирургов провести операцию, но они долго не решались — шансы на выживаемость были ничтожно малы. После операции три дня комы, полтора месяца в реанимации, полгода в донецком реабилитационном центре.

Светлана заново училась дышать. Убрали катетеры. Свету заставляли двигать руками и потихоньку присаживаться — сначала в кровати, потом и в инвалидную коляску.

— Мне подвешивали руки, я пыталась ими двигать. Плачу лежу и двигаю, а рядом реабилитолог, тоже плачет. Мне морально было очень тяжело, ведь я полностью зависела от посторонней помощи. Спасибо персоналу за поддержку и другим пациентам, которые специально приходили ко мне в палату, говорили тёплые слова.

А потом началась СВО, пришлось вернуться в родную Амвросиевку. Сына Света старалась не трогать, не расспрашивать ни о чём, хотя догадывалась, как он переживает. Даня держал всё в себе, только однажды с горечью сказал бабушке: «Бабуля, одно движение пальцем, и мама такая. Одно движение пальцем…» Лишь недавно Светлана спросила у сына, выдохнул ли он. «Нет», — был краткий ответ.

Даниил занимается с мамой дома. Он ездил к ней в Москву за несколько дней до выписки из реабилитационного центра. Учился у врачей массажу, запоминал упражнения и методики. Теперь он умеет разрабатывать суставы, чтобы не было контрактур, помогает маме пересаживаться в коляску, подвешивает ей руки на резинках и следит, чтобы она правильно крутила Мотомед. Подбадривает её: «Ты встанешь, мама, обязательно».

С мужчиной Светлана рассталась по собственной инициативе. Не хотела, чтобы он был с ней из чувства вины.

Четыре из четырёх

— Кого-то при спастике вытягивает, как струну, кого-то сжимает в позу эмбриона. Мне «повезло» — у меня бывает и так, и так. Особенность у меня такая, — жалуется Светлана.

По ощущениям спастический приступ похож на судорогу, только сводит всё тело, и длится это 3-4 минуты. Несколько раз в день. Есть специальная шкала для измерения интенсивности мышечных спазмов. У Светланы — четыре из четырёх. Никто эти приступы купировать не мог, потому что местные врачи с таким никогда не сталкивались. Дома Свете не подобрали даже правильную дозировку необходимых препаратов. Когда она приехала в РЦ «Преодоление», инструкторы не знали, как к ней подступиться. Кожа — гиперчувствительная. При любом прикосновении — боль и спастика, женщину буквально скрючивало. Даже футболку Света не могла носить, ткань задевала кожу на правом плече и груди, причиняя страдания. Лечащий врач первым делом занялся спастикой. Подобрал препараты, стало легче. Можно было приступать к реабилитации.

Я же лежала в одном положении, всё было сковано, сухожилия стянуты. Когда спастику убрали, инструктор по ЛФК выпрямил мне ноги. На это понадобилось чуть больше месяца. Давно себя не видела с такими ровными, красивыми ногами.

Света вспоминает о самом главном. В центре её посадили в электрическую коляску и научили ей управлять. Говорит, что почувствовала себя человеком, потому что могла поворачиваться сама в любую сторону. Раньше, чтобы посмотреть в окно, приходилось просить маму развернуть инвалидное кресло. Ехать туда, куда ты хочешь, — оказалось для Светы большим счастьем. «Есть большая разница между тем, когда тебя толкают и когда ты управляешь коляской сам. Но понять это можно только оказавшись в таком положении», — говорит Света.

Нужна помощь

Света дома уже два месяца. В реабилитационный центр в Донецке она попасть не может из-за обстрелов, а чтобы вернуться в «Преодоление» нужны средства, которых у семьи нет. Врач и инструктор центра с ней на связи, беспокоятся за неё и ждут, когда Светлана приедет на очередной курс.

— Предстоит ещё много работы. Мне нужно научится есть. Пока я могу принимать пищу только в одном положении. Спастические приступы ещё полностью не ушли. Правой рукой я могу двигать совсем немного и только от себя. А я мечтаю о самостоятельности. Чтобы передвигаться по квартире и никого не просить о помощи. В будущем я бы хотела вернуться к работе с детьми. Я им нужна, а они нужны мне. Но пока цель такая, и мне очень нужна ваша помощь.

Стоимость тридцатидневного курса реабилитации 480 000 рублей. Мы просим вас помочь Светлане снова попасть в реабилитационный центр и продолжить занятия.

Почему не ОМС:
Реабилитации по ОМС недостаточно, требуется большее количество курсов.

Дата открытия сбора: 28.07.2023

Помочь

Диагноз: Состояние после огнестрельного ранения шейного отдела позвоночника

получит Фисенко Светлана

Назад
  • cloud payments cloud payments
  • мир мир
  • SberPay SberPay
  • SBP SBP
  • ЯPay ЯPay
  • Tinkoff Tinkoff
  • яндекс-деньги Юкасса

Как сделать пожертвование?

*ВНИМАНИЕ! Нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО подтвердить отправленное СМС*500 — это сумма перевода (от 10 до 15 000 руб. только для РФ)

 

Как сделать пожертвование?
Отправить СМС на номер 3443 с текстом: БФПомощь 500
Ввести желаемую сумму пожертвования
и номер телефона
  • *ВНИМАНИЕ! Нужно ОБЯЗАТЕЛЬНО подтвердить отправленное СМС
  • *500 — это сумма перевода (от 10 до 15 000 руб. только для РФ)

Комиссия с абонента 0%. Условия осуществления платежа

Подробная информация об осуществлении смс платежей

*Отправляя SMS вы соглашаетесь с публичной офертой

  • МегафонМегафон
  • МТСМТС
  • БилайнБилайн
  • YotaYota
  • ТинькоффМобайлТинькоффМобайл

*Отправляя SMS вы соглашаетесь на получение информационных и отчетных сообщений от БФ Помощь, для отмены данного соглашения напишите на почту info@bf-pomosch.ru

Получатель: БФ «Помощь»

  1. 1. Расчетный счет в ПАО «Сбербанк»
  2. 2. Расчетный счет в ПАО «Тинькофф»
  3. 3. Для оплаты в долларах США
  4. 4. Для оплаты в евро
  5. 5. Расчетный счет в Банк «Открытие»
*Совершая пожертвование вы соглашаетесь с Публичной офертой на заключение договора разового пожертвования
«Деятельность фонда возможна только благодаря пожертвованиям людей и частных компаний».
Сбор завершен

Собрано: 432 000 ₽

Помочь

Диагноз: Состояние после огнестрельного ранения шейного отдела позвоночника